воскресенье, 11 октября 2009 г.

ЕЕ ДУША ТАКАЯ ЗРЯЧАЯ!





Литературный путь Розы Гуревич трудным назвать вряд ли можно. А легким - рука не поднимается. Да, она никогда не была «мытарем газетной полосы», не заваливала редакции подборками стихотворений, не обивала пороги издательств, не кланялась спонсорам. Ей было не до «мирской суеты», поскольку душа ее всегда была занята работой, она делала свое дело - выполняла поручение от Бога. А, как известно, «служенье муз не терпит суеты...».

До трёх лет Роза Гуревич была совершенно нормальным ребёнком, ничем не отличающаяся от своих сверстников. А потом случилась беда, причину которой врачи так и не смогли определить. В шестилетнем возрасте у девочки начал развиваться воспалительный процесс в суставах. В те 30-е годы в глухой деревушке под Тверью о полноценном лечении нечего было и мечтать. Тем более что заболевание оказалось из тяжелейших. Суставы рук и ног деформировались, лишив девочку возможности двигаться. Но страшней всего было то, что Роза начала слепнуть. Сколько ни возили её родители в Москву по профессорам – всё было бесполезно.

Никто из семьи не воспринимал Розу как инвалида. В доме у неё были свои обязанности: посуду помыть, животных накормить. С трудом, передвигаясь на больных ногах, Роза выходила во двор и начинала созывать кур. В таких условиях у Розы рождались первые стихи.

Красный важный петушок

По двору гуляет,

Золотистый гребешок

Кверху поднимает.

Вот взлетел он на забор,

Утро встретил пеньем.

Куры все тут собрались –

Смотрят с восхищеньем.

Родители первое поэтическое творение Розы одобрили, но всерьёз не восприняли: нравится ребёнку сочинять - и, слава Богу. Но сестёр Роза просила записывать всё, что рождалось в её душе.… Сама Роза никогда не ходила в школу. Но жадно впитывала знания, которые несли ей сёстры-школьницы, отец и мать – опытные педагоги. Позже она научилась читать по специальной системе Брайля. Роза складывает стихотворение целиком в уме, помогают рифма и ритм (на прозу она не покушается, её в памяти не удержишь). Потом начинается мучительный процесс записи. Буквы брайлевского алфавита не пишутся, а накалываются на бумаге ощупью, с помощью специальной трафаретки. «Самое трудное, что я никак не могла освоить, - накалывать приходится наоборот, справа налево. А читать - как принято, слева направо. Я эту азбуку только лет в 18 освоила», - рассказывает Роза.

Позже Роза написала о своём детстве:

Вот говорят: безоблачное детство.

Я вспоминаю после этих слов

Больной девчушки худенькое тельце,

Дрожащее от безутешных слёз.

Ей больно было, и она страдала,

Как взрослому по силе не всегда,

И всё-таки ещё не понимала,

Что это настоящая беда.

На детские обычные игрушки,

Что ей в кроватку сыпали, даря,

Она смотрела с мудростью старушки,

В ручонки неуверенно беря.

А годы шли, девчонка подрастала,

Врачи её оставили давно.

Теперь-то и она, конечно, знала, Что быть здоровой ей не суждено. Большим чудом в жизнь Розы ворвалось радио. Оно всегда было рядом, она не просто слушала передачи, она участвовала в викторинах и побеждала. До сих пор хранятся у Розы Вениаминовны почётные дипломы за участие в музыкальных викторинах по радио, подписанные знаменитыми музыкантами. По радио Роза Вениаминовна услышала голос, который заворожил её – это был голос итальянского мальчика Робертино Лоретти. Голос заворожил, потряс её и недолго думая, она пишет письмо в далёкую Италию. Прошло время. Однажды в заснеженную ярославскую деревеньку пришло письмо на иностранном языке, пластинка с голосом певца и фото с автографом. Радости не было предела. Душа ликовала, и Роза пишет стихотворение «Письмо певца» в нём есть такие слова:

Не знает песня рубежей,

И стать совсем не трудно ей

Любимицей народа,

Ведь если песня хороша,

Её земной подхватит шар,

Поняв без перевода.

Когда перевели письмо, в нём были добрые слова, и певец называл Розу Вениаминовну своей русской сестрой. Увы, встретиться им не пришлось, но память об этом останется на всю жизнь.

Роза слепа, но не одинока и никогда не была одинокой. В советское время было принято организовывать шефство октябрят и пионеров над инвалидами, больными, одинокими стариками, участниками Великой Отечественной войны. Применительно к Розе слово «шефство» звучит как-то чересчур казённо, неуместно. Пионеры не шефствовали над Розой – они с ней дружили и помогали во всём: скрашивали одиночество, рассказывали о том, что узнали в школе, сообщали деревенские новости, приносили из школьной библиотеки и читали ей вслух книги, записывали под диктовку очередной стих, только что родившийся в её душе… Можно сказать так: они вместе росли, жили одну жизнь. Летели годы, дети постепенно подрастали, становились взрослыми, у каждого вырисовывался свой путь в жизни. Выросли школьницы-девчонки, обзавелись семьями, детьми, но до сих пор продолжается их дружба с Розой Гуревич. Она же в одном из стихотворений признаётся:

Милые, чудесные девчонки,

Вы – моя негласная родня.

Собрались гурьбой вокруг меня

И жужжите весело, как пчёлки.

Теперь Розе помогают уже дети этих девчонок. Произошла смена поколений, но сохранилась та же человечность, то же сострадание к ближнему, готовность прийти ему на помощь.

Много у Розы и заочных друзей. Они не только письма пишут, но и шлют разные сувениры – раковины с моря, коготь медведя, коробочку хлопка из Средней Азии. Даже громадный зуб кашалота есть у Розы в коллекции сувениров. Лишённая возможности видеть мир, она совершает путешествие в своём воображении. «Роза Вениаминовна Гуревич с самого детства живёт в особой стране: стране поэзии. В этой стране свои правила и законы. Своё солнце и небо, ветер и огонь, земля и деревья, птицы и люди…

Стихи, пропущенные через сердце, не заметить нельзя. Но вряд ли кто, услышавший эти поэтические строки, поймёт, что их автор ни ходить, ни видеть не может.

На столе разноцветных журналов небольшая стопа.

Я из них ничего не узнала: я слепа.

Пальцы гладких листов чуть коснулись, и в мозгу родились

Очертания солнечных улиц, чьих-то лиц,

Словно все это было когда-то: свет небес, мрак лесов…

А теперь все события, даты – на засов.

С той поры, как цвета все и краски скрыла вечная мгла,

Многоцветная радуга сказки умерла.

Стихи Розы Гуревич трудно спутать с чьими-то другими. Они узнаются сразу и безошибочно – по особому распеву, своеобразным ритмам, не общей интонацией. Это, бесспорно, верный критерий подлинности и силы поэтического дарования. Её стихи понятны всем: они очень добрые, лиричные, мудрые и простые. Каждый человек, прочитавший хоть одно стихотворение поэтессы, захочет прочитать ещё одно, а затем ещё и ещё.

1 комментарий:

  1. Потрясающая история, такой человек с сильной волей живет с нами на одной Земле! сколько талантов можем мы раскрыть в своем проекте - это уму непостижимо, только душа может понять и с душой делать - помочь раскрыться таланту и познакомить людей с такими необычными судьбами.

    ОтветитьУдалить

Постоянные читатели

Обо мне

Моя фотография
С тем,что было значимо вчера, мне пришлось без жалости расстаться. Заново начну лепить себя, чтоб комочком глины не остаться! Здравствуйте! Давайте знакомиться: меня зовут ИРИНА СЕНЧУГОВА. Должна вам признаться,что в паспорте у меня совсем другая фамилия.Но это-сложный и безрадостный эпизод моей жизни,поэтому,если лепить себя заново,то,думаю,правильнее будет возвратиться к истокам,а значит,к своей родной фамилии,по которой ,собственно.на родине меня и знают. Я журналист:работала в районных и региональных периодических изданиях.Написала две книги очерков о людях,с кем мне довелось встретиться в жизни и которые так или иначе оставили в моем сердце след.В столе лежат недописанные рукописи двух творческих задумок,а в голове и душе появилась уже третья ... Я обязательно реализую все свои мечты и дойду до намеченной цели. Это произойдет совсем скоро,как только я получше познаю себя новую:успешную и счастливую! ВЕРЮ,ЧТО ТАК И БУДЕТ!